Penek
ГДЕ КОНТЕНТ ПЕДРИЛА?!© Lecter jr
Название: Мой ангел
Автор: Penek
Бета: Rinua13
Жанр:Cонгфик (Lamb-Gabriel), Crossover

Пейринг: ГП/Саске
Рейтинг: G
Состояние: Закончен
Дисклеймер: Права на героев принадлежат Джоан Роулинг и Масаши Кишимото; на песню - Lamb; остальное моё.
Размещение: Запрещено
От автора: Песня не дает покоя уже несколько лет. Ничего подобного не делала, посоветоваться не с кем, поэтому вышло вот так. По абсолютно непонятным причинам в ней (для меня) соединились Саске Учиха и Гарри Поттер.

I can fly
But I want his wings
«Я могу лететь, но мне нужны его крылья».
Слова вертелись и вертелись в голове. Темноволосый парень полулежал на покатом столе, вытянув левую руку, правой кладя палочку на верхний край стола, отпуская в сто шестьдесят восьмой раз и ловя за мгновение до падения. Очки он снял, поэтому все было размытым. Да он и не хотел четкости деталей. Этой ерундой он занимался уже пару недель. С тех пор, как увидел тот силуэт. Всего однажды. На краю скалы у Хогвартс, ночью. Что-то заставило проснуться, подняться и выйти на улицу. Погода была ненастной. Укрывшись плащом - невидимкой вышел за территорию школы. По небу неслись рваные облака с бешеной скоростью то, пряча, то, с явной неохотой, открывая луну. Полную луну в черноте неба. Фигура стояла гордо держа голову, прямо, не поддаваясь порывам ветра. Небрежно держался плащ на его плечах, развевался за спиной играя, описывая дуги, мечась в причудливом танце. Словно это и впрямь крылья. Черные волосы трепались, сохраняя ту же гордость, что и сам хозяин.
I can shine even in the darkness
But I crave the light that he brings
Я могу сиять даже во тьме, но мне нужен свет, что исходит от него.
Меня называют «Великим волшебником» и ожидают великих дел. Я сияю для всех неведомой звездой. Мне самому это не нравится, однако судьба и предназначение делает свое дело. Но, увидев его, стало понятно, что все это ерунда. Он повернул голову в мою сторону, и показалось, что пронзил взглядом своих черных глаз. Смотрел он прямо в глаза. Нет, прямо в душу, хотя он и не мог меня видеть, ведь я укрыт мантией. В это самое мгновение тучи расступились, и луна озарила его силуэт. Ослепила меня. Это был словно его свет, изнутри. Его свет притянул меня гораздо больше любого другого. Я задрожал под этим взглядом, ослепленный светом. Я сжал пальцы так, что они заныли. Закусил губу и перестал дышать. Потому что в первый раз так захотел крикнуть. Крикнуть: «Как зовут тебя, ангел?» Но нельзя. Нельзя делать необдуманные поступки, это может плохо кончиться. И еще мне нельзя здесь быть, я нарушаю дисциплину и порядки. Он отвернулся, вновь уставившись куда-то, на то, что было мне неподвластно. А я стал потихоньку двигаться назад. Первый шаг дался нелегко. Ноги не хотели слушаться, словно ватные и набитые свинцом. В голове стучало - скорей, к себе в спальню, пока не заметили моего отсутствия. А сердце не пускало, хотело стоять и смотреть на него. Преодолев себя, я все же двинулся в путь. В оцепенении, дрожа от возбуждения и холода, беззвучно проник в спальню, также беззвучно разделся и скользнул под одеяло. Покосившись на кровать своего лучшего друга Рона заметил, что тот не спит.
- Гарри, - прошептал он, - куда ты делся, опять ищешь неприятностей? Голос его был обеспокоенным.
- Спи, Рон, все в порядке, я просто захотел пить.
- Ага, и за этим взял мантию. Ладно, спокойной ночи, Гарри.
- Спокойной ночи, Рон.
Рон никогда не задавал лишних вопросов и всегда любил меня. Я его тоже, это самый мой близкий друг и товарищ.
Revel in the songs that he sings
Упиваюсь песнями, которые он поет
Во сне мне казалось, что я слышу голос того человека. Странно, ведь я не слышал его на самом деле. Хотя я и сам странный, так что ничего страшного. Но он поет. Он один словно целый хор ангелов. Хотелось плакать и смеяться одновременно. Хотелось обнять весь мир и исчезнуть. Хотелось раствориться во вселенной. В его голосе. Я никогда и нигде не слышал ничего подобного.
My angel Gabriel
Мой ангел
А я даже не знаю, как тебя зовут...
I can love
Я могу любить.
Джинни Уизли, младшая сестренка Рона. Так уж случилось, что я полюбил ее. Сам не пойму как, но она для меня целый мир. Она любит меня. Все было хорошо. До той ночи и я любил.
Любил, пока не увидел ангела.
Я думаю о нем постоянно. За все годы хорошо научился скрывать чувства и эмоции, это нужно прежде всего для собственной безопасности. А так же для безопасности других. Ведь лучший способ победить человека - сделать больно тому, кто ему близок и дорог. Поэтому у убийц никого нет... Но, кажется, в этот раз мне не особо хорошо удается сохранять хладнокровие. Я даже иногда жалею, что я не Люциус Малфой. Кажется, Гермиона что-то подозревает. По крайней мере, ее взгляды многозначительны и более пронзительны, чем обычно. И она все чаще оказывается рядом именно в тот момент, когда мысли полностью захватывают меня.
Однажды я стоял и разглядывал одну из настенных картин. На ней изображен вид на вечерний Хогвартс. Воображение быстро дорисовало то, чего не было на этой картине. Развевающийся словно крылья плащ. Сияние. Темноту. Я смотрел на картину невидящими глазами, погрузившись в воспоминания и отдавшись ощущениям. Я чувствовал, что где-то рядом Гермиона изучает мое лицо, но мне было плевать.
-Гарри!- крик очень помешал.
-Гарри!- никуда от него не деться. Я вернулся в реальность и боковым зрением увидел, как невысокое рыжеволосое существо вприпрыжку бежит ко мне. Джинни. Она подбежала, набросилась, обвила руки вокруг шеи, нежно прижалась к губам. Я улыбнулся и обнял ее в ответ, и это было единственное, на что я был способен в ту минуту. Потому что я был далеко от нее.
But I need his heart
Но мне нужно его сердце
В этот момент, когда губы наши слились в поцелуе, я осознал, что не хочу больше этого. Сердце больше не замирает, душа не поет, ощущение тепла на губах стало неприятным. Мне нужны другие губы. Губы моего ангела. Мне нужны его руки. Руки моего ангела. Я могу любить только если он будет любить меня. Мне нужное его сердце, взамен я отдам ему свое.
Я уже отдал ему свое.
I am strong even on my own
Я остаюсь сильным, даже будучи в одиночестве,
по-другому нельзя. У меня были отец и мать, но они погибли, защищая меня маленького. Так что я рос без семьи, без заботы, нежности и ласки. Я научился быть сильным, сносить все тягости и обиды молча, а иногда и с улыбкой. До приезда в Хогвартс все так и было. А здесь у меня появились друзья, школа стала моим домом. Но я все равно продолжаю чувствовать себя одиноким, как бы эти люди не старались доказать мне обратное. Я никогда не мог и не смогу отдаться им полностью.
But from him I never want to part
но от него мне не нужна часть
Я прекрасно понимаю, что поступаю эгоистично. По отношению к ним всем. По-другому не получается. А еще поступаю эгоистично по отношению к нему, к моему ангелу. Не хочу всего лишь часть, крупицу. Хочу всё. Я хочу чтобы он полностью принадлежал мне. Ради этого могу отказаться от всего того немного, что есть у меня сейчас. Готов и не боюсь.
Так я и мучился сам и, как оказалось, мучил других. В один прекрасный день Рон подошел ко мне, с виноватым лицом. Боже, Рон неисправим, он никогда не научится скрывать истинные чувства.
- Гарри, что происходит?
- О чем ты, Рон?
- Что происходит между тобой и Джинни?
- Все в порядке, почему ты спрашиваешь.
- Нет, не в порядке. Она часто плачет.
Ложь. Джинни не побежала бы к Рону с жалобами.
- Рон, не ври мне. Что тебе наговорила Гермиона?
- Ничего.
- Рон!
Рон смутился еще больше, но рассказал про то, что поведала ему Гермиона, долго слушав рыдающую Джинни.
Я делал ей больно. Им всем.
Да, я изменился по отношению к другим, хоть и старался изо всех сил сохранить все, как есть, но ничего не вышло.
- Рон, я не знаю. Наверное, просто перенапрягся, остался еще один учебный год. И еще я очень боюсь, чем старше мы становимся, тем тяжелее бороться с Воландемортом.
Что еще я мог ему сказать? А эти слова были похожи на правду. Хотя нет, это и было правдой. Частью правды.
Рон кивнул, удовлетворенный таким ответом. Слова мои он передал девочкам, те согласились, и стали меньше на меня давить. Все вроде наладилось, я выбил себе передышку. Но ненадолго.
Hi's been there since the very stаrt
он со мной с самого начала.
С начала конца. Потому что либо наступит конец всей истории, либо моей жизни. Другого не дано, подобное просто так не происходит. Ни в мире людей ни в мире маглов. И я не ошибся.
My angel Gabriel
Мой ангел
А я даже не знаю, как тебя зовут
My angel Gabriel
Мой ангел
А я даже не знаю, как тебя зовут.
Bless the day he came to be
благословен тот день, когда он появился на свет
В первый понедельник ноября я шел на занятия по защите от темных сил и увидел. В коридоре. Я не мог поверить своим глазам. Он шел твердой уверенной походкой навстречу мне. Волосы падали, скрывая его лицо, но глаза пронзили меня насквозь как электрическим током. А затем... Затем он улыбнулся чуть заметно, одними кончиками губ, и свернул в класс. Вот оно, начало. Вслед ему по школе прокатился шепот. Единственный ученик, не принадлежащий ни к одному из потоков. Единственный ученик, не носящий форму. И никто не знает маг он или магл. Я тоже не знаю. В классе профессор объявил, что у нас новый ученик, прибыл на пару месяцев. Сердце мое упало, стало так тоскливо - всего пара месяцев. И все же это лучше, чем сходить с ума от одного воспоминания.
- Гарри Поттер вам все покажет, мистер Саске Учиха.
Саске глядел на меня прямо, и я понял, что той ночью, несмотря на плащ, он все же увидел меня. Как? Не знаю. Да и не важно это.
Саске ходил везде со мной. Или я ходил везде с Саске. Под его взглядом я забывал обо всем. А он иногда поднимал руку и лохматил мои волосы. Я летал на метле, а он... Он не летал, но оказывался в нужном месте раньше меня. И вновь улыбался одними глазами видя мое недоумение. Я играл в квиддич, а он следил за игрой, чуть склонив голову на бок. Иногда его глаза становились странными. Красными. На мгновение. Иногда Драко говорил колкости, а я замечал голубое сияние на кончиках пальцев и едва различимое потрескивание. На мгновение.
Angel's wings carried him to me
Крылья Ангела несли его ко мне
Однажды я возмутился. Молча тряхнул головой не позволив дотронуться. Он замер. Взял за плечи, привлек к себе.
- Ты готов?
Впервые я услышал его голос. Ноги снова подкосились, но он удержал меня, плавно опустив нас траву. Не дав упасть. Я не знал о чем он. Говорить не мог. Поэтому просто кивнул. Он приблизил свое лицо к моему, и я почувствовал его дыхание на своей коже. А потом. Потом он показал мне. Это чем-то напоминало «Омут памяти». Но жестче. Четче. Резче. Теперь я узнал, кто он. Убийца. Шиноби. Как он увидел меня под плащом. Чакра. Какие-то техники, такое и не снилось. Его деревня. Его семья. Его друг. Его одиночество. Его всё. Он и сам не знал как и почему оказался на той самой скале той самой ночью. Что-то заставило его быть там.
- Наверное, это ангелы принесли меня к тебе - прошептал Саске прижавшись своей щекой к моей.
Я больше не был одинок. Да, меня не понимают. Нас не понимают. Но это и не важно. «Великому волшебнику» можно всё, и его простят. А Саске никто ничего поперек не скажет и не сделает. Два месяца пролетели одним днем. Тридцать первое декабря. Я боялся этого дня, но знал, что он неизбежен. С утра валил снег огромными белоснежными хлопьями. Хагрид установил в главном зале огромную красивую ель. Запах хвои был везде, как и суета в предвкушении праздника. Никто не поехал домой, все ждали этого дня, зная, что Саске уйдет. Мы сидели во дворе держась за руки. День уверенно угасал.
- Пора.
Слово больно резануло самое сердце. В который раз я слышал его голос? Уж точно не в тысячный. Все еще держась за руки, мы вернулись туда, где встретились впервые. Снег перестал падать.
Он стоял на краю скалы, гордо держа голову, прямо, не поддаваясь порывам ветра. Небрежно держался плащ на его плечах, развевался за спиной играя, описывая дуги, мечась в причудливом танце. Словно это и впрямь крылья. Черные волосы трепались, сохраняя ту же гордость, что и сам хозяин. Я молча плакал судорожно сжимая его пальцы.
- Саске, почему, почему только два месяца?
- Я не знаю.
- Останься хотя бы на эту ночь.
Черные глаза пронзили мое сердце. Из них скатилась слеза. Теплой рукой он коснулся щеки. Чуть склонил голову и нежно прижался к моим губам. Я задрожал и обнял его в ответ. Нежные и мягкие губы целовали мои, и я отвечал.
Heavenly
Божественно
Через минуту моих губ касались только снежинки.Саске растаял, будто и не было его никогда.
Я входил в Хогвартс, переставший быть моим домом.
Не важно, что будет завтра.
Не важно, что произойдет потом.
Потому что со мной был ангел.
Мой ангел Саске Учиха.